«Если донести до подростка, какой допинг чтение может ему дать, то, может, он подойдет к полке и снимет книгу»

Лекция главного редактора литературного журнала «Звезда», автора исторической литературы, публициста Якова Аркадьевича Гордина о том, зачем детям читать и как помочь ребенку полюбить книги

3.06.2017

Фото Собака.ру

КНИГИ ФОРМИРУЮТ ЧЕЛОВЕКА, НО НЕ ТОЛЬКО КНИГИ

Я занимаюсь русской политической историей, пишу книги на эту тему. Я человек сугубо книжный, сделан книгами. Хотя не нужно думать, что я всю жизнь просидел за столом, читая. Человека формируют очень многие обстоятельства. Лондон в своих романах писал о сочетании физических возможностей и интеллекта. Главный его роман «Мартин Иден» — это история человека простого матроса боксера, который мощным усилием — импульсом была любовь — превратился в настоящего крупного интеллектуала путем очень сложной работы над собой. Это страшно увлекательно читать и примерять это на себя. Я был мальчиком из литературной семьи: и отец и мать были литераторами, занимались русской литературой, писали книги. Соответственно была библиотека, атмосфера в доме. Казалось, и мне надо было идти по этому пути, но нет, книги, не только Мартин Иден, но другие вещи, которые позже назову,  вытолкнули меня из этого мира. Никуда книжный интеллектуальный мир не ушел, но он совместился с другим миром. Мне казалось, что армия это как раз то, что нужно для того чтобы уйти из тихого книжного мира в другой, условно говоря, брутальный мужской мир. Что было в общем-то правильно.

В 13-15 лет, когда по-настоящему, как мне кажется, формируется представление о том, «чем-же я хочу быть», книга может сыграть решающую роль.

Тут очень важен выбор книг и, естественно, важна роль родителей, которые тоже читали какие-то книги и могут свой опыт предложить детям. У нас почти так и получилось, мой сын тоже ушел с первого курса института, где бы мог благополучно учится, и пошел служить на северный подводный флот на три года. Думаю, что тут не только мой личный пример, но и книги, которые он читал. Считаю, что он поступил совершенно правильно. Непонятно, что бы получилось из меня и из него, однако, мы выросли людьми со своим делом и со своим представлением о жизни и со своей небоязнью жизни. Может, я бы стал другим человеком, если бы читал другие книги.

Наши СМИ и культура чтения

К сожалению, наше телевидение этим вообще не занимается. У него какие-то другие свои задачи: развлекательные или политические. Есть канал Культура — прекрасный, там о музыке, театре, но книги почему-то выпадают из поля зрения очень дельных людей. С радио ситуация лучше. Знаю на радио Россия есть утренняя передача «Читаем вместе с детьми», очень хорошая. Правда она выходит в 8 30 утра, кажется, но тем не менее там и книги хорошие и ведущие умные.

зачем молодым людям сегодня читать историческую литературу

Это не только интересно, но и чрезвычайно важно, если молодой человек хочет что-то понять в нашей сегодняшней реальности.  Возьмем, проблему террора, которая всех нас касается и никто ни о чего гарантированно не защищен. Есть блестящие исторические романисты, которые писали на эту тему. Это уже покойный московский писатель, мой друг, Юрий Владимирович Давыдов. У него есть серия замечательных книг, касающаяся народовольцев и проблемы эсеровского террора. Их нужно прочесть, чтобы понимать историю России: что происходило, к чему мы пришли, почему произошла катастрофа 1918 года. Также очень полезны книги Натана Нибельмана, замечательного советского историка, у него есть книги «Мой 18 век», Мой 19 век», книги о декабристах и другие. Молодые люди сегодня слышать отовсюду полемику, иногда абсолюто безграмотную, но если человек может прочитать толковые книги русской истории 19, 20 века, то его мировозрение очиститься и он начнет формировать свои собственные точки зрения и представления о происходящем.

КНИГИ, которые произвели на меня сильное впечатление в школе

Надо сказать, что кроме Анны Антоновской я довольно мало читал отечественную литературу. Это, так сказать, пришло потом. Сейчас я больше полувека занимаюсь русской историей, а тогда это были в основном переводные книги. Знаете, возвращаешься в зрелом возрасте к книгам важным тогда, но не совсем понимаешь, почему они так воздействовали

  1. «Мартин Иден”, “Морской волк” “Белый клык”— главные романы Джека Лондона.  На выбранный путь прежде всего меня толкнули книги Джека Лондона. Считаю, что для отрочества, для юности это замечательное чтение.
  1. У меня была настольная книга в старших классах, о которой я не уверен, что кто-нибудь слышал, это исторический роман Анны Антоновской лауреата сталинской премии “Великий Моурави”. Это 6 толстых томов эпопеи о жизни, хотя и сильно художественно модифицированной, исторического лица, Георгия Сакадзе, полководца, национального героя и патриота Грузии. Это был 16 век, очень тяжелое для Грузии время. Я читал с необыкновенным увлечением. Во-первых, очень интересно, все что происходило: Турция и Иран, ислам и христианство. Маленькая Грузия, окруженная исламскими гигантами. Георгий Сакадзе служил в Иране, в Турции но оставался грузинским патриотом и погиб. Крупная историческая фигура.

На меня производила сильное впечатление фраза, которую Георгий Сакадзе сказал на одной из решающих битв: «Грузины, счастлив тот, у кого за Родину бьется сердце». Я, наверно, не случайно пишу историческую, исследовательскую публицистику.

  1. Еще романы Василия Яна.  У него была трилогия «Нашествие монголов»: «Чингисхан» «Батый» и «К «последнему морю»». Это замечательные романы. О судьбе Киевской Руси и потом Московского государства. Чрезвычано увлекательные книги, очень полезные в смысле понимания того,  что происходило с нашим отечеством.
  1. Я любил еще одну книгу тоже историческую —  это роман Генриха Манна «Юность короля Генриха IV» о французском короле. Тоже сильный роман, который я несколько раз перечитывал.  Генрих Манна брат Томаса Манна. Томас более знаменит, Нобелевский лауреат, но Генрих Манн  тоже замечательный писатель.
  1. Оценил Льва Николаевича Толстого, когда был постарше. Считаю, что одна из самых великих вещей, написанных пером на бумаге, — это “Хаджи Мурат” Толстого. Необычайно и сейчас актуальный, надо сказать. Неожиданно ставшая актуальной в последние десятилетия тема — Россия и Кавказ. Я довольно долго занимался российско-кавказскими делами, писал книги. Поэтому понимаю, как тонко Толстой понял суть этой российско-кавказской трагедии и как много он фактически предсказал.

Из исторических романов могу также порекомендовать: “Глухая пора листопада” и другие книги Юрия Владимировича Давыдова и книги Натана Яковлевича Эйдельмана.

Яков Гордин и Иосиф Бродский дружили около 40 лет. На фото: Яков Гордин первый слева, Иосиф Бродский — третий.

как вышло, что я читал книги, недоступные другим

—  Мне повезло. Советские бибилиотеки были достаточно хорошо вычещены. Там было не достать идеологичски вредных книг. Они были в спецхранах и простому человеку недоступны. Но у моего отца был абонемент в библиотеку издательства «Художественная литература» «Гослитиздат»,  так оно тогда называлось, в Доме книги. Это одна из двух библиотек, куда в 20-е годы свозили книги, конфискованные у эмигрировавшей или расстрелянной интеллигенции. Вторая была в Доме писателей. Она, к сожалению, фактически погибла.  Библиотеки у русской интеллегенции были замечательные. Библиотекарши хорошо ко мне относились. Поэтому я мне были доступны книги, которые никто тогда, наверно, из моих сверстников не читал.

что такое «романы карьеры»

Я мог читать Фридриха Ницше.  Джек Лондон был поклонником этого философа, его идеи сильного человека. Теперь я понимаю, что мой выбор книг был достаточно определенным. Это такие образцы человеческого благородства, преодоления, ухода из тихого мира в мир гораздо более неудобный, опасный. Есть такой термин «роман карьеры». Многие романы подходят под это определение. Это история человека, который делает себя, делает карьеру не в дурном смысле, а в нормальном — растет.

Роман карьеры — это такой рецепт в некотором роде. И так как это художественная литература, он не назойливый, не деспотичный, а заразительный. Рецепт: как строить себя, как не оказаться размазней. Эта литература меня превлекала. Считаю, что она чрезвычайно полезна.

 

  1. Роман «Мартин Иден» Джека Лондона и другие его книги
  1.  Трилогия «Финансист. Титан. Стоик» Теодора Драйзера, американский писателя 20 века. «Финансист»— типичный роман карьеры — специфическая, естественно, история — молодой человек стал крупным финансистом. Конечно, здесь имеет место некоторая беспринципность, но важнее, что эта книга о судьбе человека, который вырос на своем таланте. И этот роман я не раз перечитывал. «Титан» и «Стоик» менее интересны.
  2. Роман «Жан-Кристоф» Ромена Роланна.  История композитора. Тоже о том, как из мальчишки человек вырос в большого композитора, сделал себя.

Откуда в СССР было столько зарубежной литературы

Многие задаются вопросом, зачем советская литература допускала такое количество переводов неидеологической литературы. Это начал Максим Горький. У него была идея познакомить советского читателя со всеми богатствами мировой литературы. Он сам был великий книгочит, любил книгу. Была серия, которая издавалась под его потранатом: «История молодого человека». Горький начал эту инициативу, , а потом уже как-то всем останавливаться было странно. Выросла блестящая плеяда, даже несколько поколений переводчиков. Русская переводческая школа была лучше в мире. Переводили всех: Хемингуэя, даже Фолкнера, совсем, казалось бы, странный выбор при советской идеологии.

зачем читать детям стихи

Читать стихи нужно обязательно по нескольким причинам. Во-первых, настройка слуха на красоту, красоту языка, красоту интонации. В стихах сконцентрирован прелесть языка. Но читать естественно нужно хорошие стихи. Абы стихи, где все обязательно рифмованное соврешенно необязателньо. У нас есть, слава богу, досточно великих поэтов, начиная с Державина. Может, начинать знакомить детей с поэзией с него необязательно,  это сложновато, но с Пушкина совершенно точно. Бродский считал, что язык — это главное. Поэт ничто, он рупор языка. Он чрезвычайно ценил русский язык, обожал его. Считал, что поэт вырастает из языка. Все лучшее, что есть в языке, концентрируется в творчестве, разумеется, не фальсификатора, рифмоплета, которых пруд пруди, а настоящего поэта. Сейчас в интернете публикуются, по-моему, порядка 100 000 поэтов. Можем себе представить, что там за качество.  Поэзия так же, как и музыка, это совершенно особый мир. В него нужно постепенно постепенно входить.

Были люди, которых знание большого количества стихов спасало в трудные периоды жизни. Тюрьма скажем, когда человек мог в одиночке читать себе стихи, и это спасало его от мыслей о самоубийстве. Стихи это совершенно особая стихия.

Здорово, если удается ввести в нее ребенка, хотя это глупое слово, в данном случае молодого, юного человека, и он сможет оценить это и остаться в ней. Чтобы остаться, совершенно необязательно самому писать стихи. Просто нужно знать, что это существует, помнить наиболее близкие тебе тексты. Я писал много писем из армии, и мои родители их все сохранили, там около ста писем. Во всех даже самых неподходящих ситуациях я помнил те стихотворения и мне хотелось занести их на бумагу. Притом, что родители, конечно, знали эти стихи. Не то, чтоб я их просвещал, нет, но само повторение Пушкина, Гёте было чрезвычайно важно, целительно и полезно.

главными для меня были стихи новых поэтов

Меня никто не заславлял их учить. Атмосфера в доме была литературная. Отец был пушкинистом. Мама написала биографию Пушкина в четырех томах. Я встречал людей, которые говорили, что выросли на маминых книгах. Было очень приятно. Поэтому, конечно, я читал и знать кое-что из Пушкина. Сейчас иногда повторяю длинный пролог лермонтовского демона. Но тогда я читал и помнил в основном стихи новых поэтов: Серебряный век и чуть позже. В 20 годы советская влатсь иногда пропускала то, чего пропускать, наверно, не следовало. В 1925 году вышла антология, сейчас жуткая бибилоиграфическая редкость,  там были и Ахматова, и Мандельштам, и Пастернак, все. В этой антологии были все в том числе много стихов Гумилева, которые я тоже тогда прочитал впервые и выучил. Стихи этих людей были тогда для меня главными. Наши вкусы с родителями не всегда совпадали. К Пастернаку, которого я очень ценил, они относились с некоторой опаской. Они все таки были воспитаны и занимались классической поэзией 19 века. Несколько усложненная поэзия молодого Пастернака вызывала сомнения. Поэтому у нас бывали дисскусии по этому поводу. Но это не отражалось на наших добрых отношениях. Никто меня не заставлял сидеть исключительно с Пушкиным и Лермонтовым.

Как вдохновлять подростка на чтение

Я не берусь дать стопроцентный рецепт.  Наверно, это зависит от того, читали ли родители эти книги, подходили ли они к полке и брали книгу, и сын или дочь это видели. Пожалуй, главное, что родитель сам это читал и имеет представление, чтобы уметь рассказать подростку, как это интересно и как это может помочь.

Человек, который оказывается вне книжного мира, может быть достойным человеком, делать свое дело, но все равно он очень многое теряет. Он мог быть духовно богаче, быть деятельнее, успешнее и отношения с миром у него могли быть более широкие и разнообразные. Книжный мир не повторяет нашей бытовой жизни, и это не её идеальный вариант, а гораздо более осмысленный, концентрированный в осмысленности вариант жизни. Человек и понимает в окружающем мире гораздо больше, когда он осваивает в какой-то степени книжный мир. Это концентрация чужого опыта гигантского. Причем чрезвычайно незаурядных людей. Это очень расширяет возможности.

— если донести до подростка, что это может дать ему такой допинг, то, может, он подойдет к полке и снимет книгу.

Насколько в наши дни важно дома иметь обширную библиотеку

Думаю, что очень важно. Я знаю людей, которые абсолютно сознательно подбирают по своим интересам не профессиональным, а человеческим библиотеки любимых писателей. Когда книга всегда под рукой, даже когда не видишь, но знаешь, что она здесь, ее можно взять и полистать, найти там что-то, что тебе хочется повторить, это очень большое дело. Нужно иметь дома определенное количесов важных книг. Каких — индивидуальное дело.

Молодой человек с большей вероятностью возьмет книгу, если она дома на полке,  чем если за ней нужно идти в библиотеку или искать ее в хаосе книжного магазина. Книжные полки создают атмосферу. Это элемент жизни. Они воздействуют на молодую психику, провоцируют интерес.

сегодня разрушается культурное пространство провинциальной России

Я жить не моу без интернета и прекрасно понимаю величие этого открытия. Но не считаю, что интернет и электронные носители должны вытеснить бумажную книгу. Министерство культуры сегодня сокращает финансирование провинциальных библиотек — это катастрофа. Есть такая идея, что все должно быть оцифровано. Миллионы листов нужно отсканировать, как они себе это представляют, это чрезвычайно сложный процесс. Безумная идея.

 

Что делать, если ребенок читает очень много в ущерб учебе

Это довольно загадочная тема. Мне очень хотелось читать, и я делал это в ущерб школьным занятиям, но школу же закончил как-то. Это вопрос договоренности, взаимоотношений между родителями и молодым человеком. Думаю, есть разные способы психологического воздействия. В гипнозе чтения есть своя опасность:  книга может начать застилать реальный мир. Здесь должно быть равновесие. Важно, чтоб хорошая книга воспринималась как элемент мира, а не замена ему, как некий путеводитель.

детские энциклопедии — это здорово

Мне нравится, что в последние десятилетия выходит масса энциклопедической литературы для детей и очень хороши. Они очень расширяют  знания о мире. Это очень важно и полезно. Слышу часто, что наши дети не знают истории. Одних девушек спросили про войну с Наполеоном и они перепутали её с Ледовым побоищем . Да, есть определенная экспансия невежества, но надо ей противостоять.

какова роль родителей на начальных эпатах знакомства с литературой

Родитель, мама, папа, должны выступать в качестве советчиков, но, что касается маленьких детей, им надо читать вслух. У нас есть замечательная детская литература. Например, детские рассказы Зощенко, можно даже небольшим детям читать “Детство” Алексея Толстого,я когда-то читал с наслаждением «Необыкновенные приключения Карика и Вали» Яна Ларри . Мальчик и девочка, выпив что-то, оказались в страшном мире трав и насекомых и так далее. И стихи и детскую прозу читать вслух — это самый верный путь и контакта родителей с детьми и введения детей в мир чтения, потом захочется читать самому.

некоторые дети, даже когда подрастут, просят родителей им почитать, это нормально

Это совсем не плохо. Значит. дети доверяют своим родителям и хотят близких отношений с ними. Общее чтение сближает.

читать, читать и обсуждать прочитанное

Книги обсуждать нужно. Можно постоянно спрашивать ребенка, каков главный смысл прочитанного, что он об этом думает, как бы додумал историю. Это стоит делать, если есть такая возможность. Так воспитывала свою дочь Ариадну Марина Цветаева. Марина Ивановна сама была человеком глубоко незаурядным — гениальным поэтом. Она могла предложить дочери некую методику размышления.  Надо сказать, и Ариадна выросла очень незаурядным литературным человеком. Несмотря на свою страшную судьбу — известно, она была арестована, сидела много лет и так далее — но она много писала: письма, воспоминания о матери, критику, — и писала хорошо.